jessica_right
У кого чертоги, у кого чуланчик (с)
Как же меняется жизнь человека за несколько лет, если он не в коме и хоть немного двигается (вперед или назад - неважно, главное что присутствует сам факт движения).

Кажется, будто всего несколько дней назад ты был в школе, ненавидел уроки и самого себя, думая, что неудачи преследуют, где бы ты не спрятался.
Ты не знал, что такое настоящие неудачи. Ты не знал, как можно себя ненавидеть. То, что ты называл депрессией, было всего лишь подростковым периодом, всплеском гормонов, глупым вызовом для тех, кому тогда не было все равно. Фильтр в твоих очках был настолько розовым, что девочки-Барби визжали бы от восторга.

Потом ты понял, что "нетакойкаквсе" - это не привилегия. Это не слава, это не способ выделиться из серой массы. Это почти приговор. И все вокруг пытаются доказать, что этот приговор ты себе выдумал сам. А ты не можешь понять, кто же это сделал на самом деле. Общество? Его предрассудки и жестокость? Твои собственные гены? Сбой твоего мозга? Мать природа? Господь Бог, или Макаронный Монстр? НЛО?

Ты видишь свою семью, видишь как они абсурдно нормальны, понимаешь, что они не примут тебя, не смогут, не найдут в себе сил понять, что ты тоже человек, да, не совсем такой как большинство. Они смотрят на мир категориями "наших" и "ваших", ищут врагов, не имея друзей, борясь добром с другим добром, безнадежно увязая в серости и рутине.

Ты уходишь в другую вселенную. Там никто не станет корить тебя за то, что ты носишь маски, за то что ты груб или немного вульгарен, за то что ты играешь на публику, или, наоборот, игнорируешь ее вовсе. За то что ты не стесняешься быть миллионными версиями себя настоящего, чуть подправленными, но все же реальными. Ты вчитываешься, всматриваешься, вслушиваешься, пропуская информацию сквозь себя, напитываясь ей. Ты ревностно оберегаешь свой мир, понимая, что он слишком хрупок.

Ты влюбляешься. Колешься об ощущения как о кактус, впитываешь человека как губка, узнаешь его, пытаешься сделать его счастливым, но со стороны выглядишь не то что как слон - как тирекс в посудной лавке. Ты нетерпелив и несдержан, груб и слишком эгоистичен, ты ведь сам прекрасно знаешь, какими должны быть счастливые отношения, ты же читал об этом.

Ты находишь новых друзей. Теперь ты уж точно никогда не будешь один - они же так хорошо подошли тебе, да и ты теперь другой - лучше, умнее. Злее. Ты чувствуешь свою злость на мир, для тебя она почти осязаема. Это все они, они пытаются сломать тебя, а ты борешься, и будешь бороться бесконечно, ты сильный, а за тобой такие же как ты, как может быть иначе.

Ты забываешь, что живешь не только ты. У всех есть жизнь, а ты не можешь контролировать все вокруг. Хотя ты пытаешься. Долго пытаешься.
А потом, когда наконец осознаешь, что происходит, розовые очки, как говорится, бьются стеклами внутрь. Наконец-то.

Но ты, как больной бешенством зверь, сначала не понимаешь, что произошло, рвешься, прячешься от света. Тебя выворачивает от осознания. И ты уходишь. Разрушаешь все, что было, думаешь, что можно начать жизнь заново, что совет тебе да любовь, и убежище, которого у тебя не было. Как бы не так. Все свои грехи, свою память, свои связи, свою злобу и отчужденность ты тащишь за собой.

Ты попадаешь в то, что называется реальностью. Бытом. Ты находишь работу, содержишь себя практически сам, хреново ешь и спишь. Сначала видишь любимого человека рядом с собой, а потом понимаешь, что он не станет тащить на себе все то дерьмо, которое ты с собой прихватил. Тебе сложно дается мышление. Когда все твои мысли сосредоточены на еде, сне, и том, как бы не сдохнуть во время рабочего дня от очередного приступа боли, мысли о чем-то ином сами по себе являются нонсенсом.

Ты болен. На тебя находят приступы ярости, ты воешь от бессилия и хочешь убивать. Рвать на куски руками, вгрызаться зубами в теплое мясо. Тебя это пугает, но ты сдерживаешь себя, скрываешь под своей броней. Ты думал что заполучил свободу, но загнал себя еще глубже. Теперь ты точно не свободен.

Ты хочешь красок. Крови. Ты ищешь жизнь в деталях, веришь в лучшее, пока что веришь в себя. За счет последнего ты выбираешься из передряг, тащишь за собой остальных, тех, в ком ты почувствовал жизнь. Нашел краски. Учуял запах крови. Ты бьешься как зверь, отталкиваешь от себя брызги серой пены, смотришь на цепи дружбы , и видишь как от них отделяются звенья. Становится ли твоя ноша легче? Нет. Ты знаешь, что чем меньше звеньев, тем меньше ты веришь в свои силы, тем больше ты противопоставлен остальному миру.

Ты чувствуешь себя абсолютно бесполезным. Хватаешься за любую возможность напомнить себе о том, что ты нужен, что они без тебя не справятся. Но они справляются, и лишь изредка ты встречаешь тех, кому действительно нужна помощь. Ты обвиваешься вокруг них как ядовитый плющ, запихиваешь в них свою заботу, душишь их. И они уходят. С добром или нет.

Остальные вспоминают о тебе изредка. Семья давит на твою неправильность, да, давит, но она же любит тебя, разве ты не видишь, неблагодарная тварь? Ты можешь вылечить это, стать нормальным, и она будет любить тебя вновь, глупый.

Лишь пара человек знают тебя настолько, чтобы видеть, как сильно ты измотан. Маски перекосились на лице, а от скипетра отлетел набалдашник, из-за частых ударов об пол. Ты думал о своей бесполезности, думал о других людях, даже задумывался о смерти. Представлял ее, и чувствовал облегчение. Падал вновь и вновь.

Падаю вновь и вновь. И вновь скажу себе - не сегодня. Еще очень рано. Я выдерживал и не такое. И еще многое выдержу. И все налаживается. Я же Мор. И я все еще смертельно жив.